Пилотка бритая с знаком бмв

Викторпетр Кульковлирэнский. Из ранней юности роман в стихах

пилотка бритая с знаком бмв

Апломб, с которым Митрофан ставит знак равенства между .. успевшие их закончить уже кто на BMW, а кто и на Мерседесах разъезжают. Его власть и кредит сразу уменьшатся: Совет умрет из-за головы бритой. в результате чего пилотка приобретает "большую островерхость". Лейтенант сдвинул вперед выгоревшую пилотку и решительно .. Для селянина человек в мундире, даже под знаком недоверия к поглаживал бритые брыла Андрей Иванович, он отказался от Взяли с собой винтовки, скрытно выкатили и завели хорошего парня "БМВ", благо гараж. Все льстят за чин и за награду: А подхалимство - дружбы знак: Получат Не сытые не бритые: Молодчики печальные: Идут рядами пьяными .. жеребец: На новой БМВ: То с мужем разругается: То бьет ее, коль пьян. нарушая звон: На нём худые сапоги: И телогрейка со пилоткой.

Те же, которые были, я давно проел и истратил на передачи прооперированной третьего дня мамане. В этот самый момент в моих ушах зазвенел телефонный сигнал. Я вышел в коридор. Не узнаешь, что ли? Это мы, -- голос был Машкин, я его, естественно, узнал, а "мы" означало, что рядом с ней были ее неизменные подруги -- Анька и Полинка.

Звонок был их инициативойзначитделать им, как водится, совершенно нечего, и у меня есть шанс не только скоротать вечер и саму ночь в обществе трех несомненных красавиц, но и при правильной манере разговора нормально поужинать.

Вот и вы, клялись в вечной дружбе, а сами ведь звоните не для того, чтобы принести мне одинокому комплексный обед и поддержать морально холодной январской ночью, а небось решили усугубить страдания мои слушаньем ваших сытых голосов в ледяной телефонной трубке.

Тирада моя вызвала в мембране такие вздохи и всхлипы, что мысленно я уже почувствовал, что ужинаю. Хочешь, мы тебя навестим сегодня и поесть принесем? Все отдам, только берите.

Cказал я это уже в обычной своей манере, не бутафоря. Сказал, и повесил трубку. Девчонки будут где-то часа через полтора-два, и я было решил уже продолжить свои рассуждения на тему доставания денег, но подумал: Пускай я лучше посплю". Она сидела в неком мягком кресле, и, улыбаясь, вела c кем-то разговор.

Я, возможно, по движению губ ее, сразу осознал -- разговор ведется на английском. И еще осознал я, что собеседник ее -- человеческая особь мужского пола.

Как я это осознал, объяснить не могу. Все вокруг Даши было в каком-то тумане, и кто говорит с ней не видел я, но почувствовал, или как в верхах сейчас говорят -- жопой учуял -- с мужиком Дарья моя беседует. Читал я как-то до армии сочинения некого Карлоса или Марлоса? Правда, я полагаю -- брехня все. Стараюсь рассмотреть, с кем же она разговаривает и ничего не получается. И вот, надо же мне было уснуть именно в этот момент, вижу совершенно ясно, что нагло-американец Даше моей руки гладить начинает, а она вроде и не отбрасывает рук его волосатых.

И вот уже прямо как голубки они рядом, причем блядь американская все еще в тумане, но целует ее, целует, а она, верная моя, любимая Дашенька отвечает ему своими пухленькими, влажными, нежными своими губами. Рванулся я к голубкам. Рванулся предотвратить прелюбодеяние, схватить суку американскую за уши или волосы, да шваркнуть обо что-нибудь, да только брешет Кастанеда -- нереальны сны.

Будто прут железный, раскаленный мне в момент броска в голову вбили, и вместо сна похабного вижу я круги красные в глазах своих, да искры разноцветные. Звенеть в ушах стало, как будто по ним рельсой треснули, и я проснулся. Дико болит голова, а звон в ушах, прекратившись на секунду, вновь повторился.

Подхожу к двери, и все еще щурясь от дикой головной боли, смотрю в глазок. Да, и вправду пришли. Открываю дверь, придав лицу самое постное из всех возможных выражений.

Голова трещит, но я помогаю им снять пальто.

Хоровод воды

Несмотря на боль, делаю это с удовольствием. В том, что у нас в России называют перестройкой, масса сторон отрицательных, но факт, что женщины за время ее стали одеваться лучше, -- безусловно положительный. Так что помогая снимать им пальто с глухо пришитыми капюшонами, в которых они были похожи на гномов, уверен, всякий нормальный мужчина испытал бы то, что я испытывал - увеличение производительности.

Кажется, я спросил девочек как их дела, иначе почему прямо с порога они стали посвящать меня в свои новости? Я же не столько слушал, сколько смотрел, и, разглядев среди принесенных двух объемных пакетов бидон, спросил, указав на него рукой: Мне же, изголодавшемуся альтруисту, то есть эгоисту, во всем ее сообщении показалось именно это слово самым интересным, и я, показав рукой на кухню, сказал: В дальнейшем, мы изменили неправильное написание имени писателя.

Она не ответила, но заслуженно посмотрела на меня как на придурка. Раньше на такое она реагировала намного занимательней, а теперь вот привыкла.

Полинка -- еврейка, а я дремучий юдофоб, прям таки жидоед, и оттого всегда решаю вокруг себя еврейский вопрос. Но к несчастию, в отличие от большинства виденных мной евреек, Полина была на редкость хороша собой, да и говорила обычно без всяких жидо-масонских штучек, которые я именую пошлятиной. Таким образом, когда она молчала, а часто и тогда, когда говорила, я смотрел на нее почти исключительно, как на красивую девицу.

Но все-таки она принадлежала к врагам рода человеческого, и я, хоть и придурковато, но выражал свои красно-коричневые пристрастия. Я не стал ничего оспаривать, в конце концов, в веках остаться можно и с таким обозначением. Я просто определил следующую тему: Не видишь, что я на грани голодного обморока? Машка уже вытащила все из пакетов, и я сквозь стекла своих в золотой оправе очков разглядел не только хлеб и булку, но и две пачки Останкинских пельменей, банку со сметаной и ощутил появление зверского аппетита и чувство глубокой привязанности как к Машке, так и к подруге ее Аньке, которая говорила меньше всех нас троих, но явно приняла активнейшее участие в подготовке к кормлению сироты.

Вот тут-то раздались сигналы точного времени. В столице и на кухне наступил 21 час. Время, -- решил я и спросил: Оставив девиц, я направился в кладовку, где стоял ящик великолепной "Столичной". К моему ужасу там оставалось меньше половины холодных литровых бутылок. Это без сомнения мрачно, так как отец, который этот ящик приволок, будет недоволен.

Но выхода у меня не было, так уж повелось, между "пить" и "не пить", я выбрал решение из одного слова, как самое лаконичное. Питие мое особенно усиливается, когда я долго не вижу Дашеньку, выпил ведь, и вроде. К тому же, вспомнил я недавнее сновидение, и так тошно стало мне, что мысль воздержаться ушла сама. Идя через гостиную, я закинул в магнитофон саундтрек из "Телохранителя".

Хьюстон в этом фильме нравится всем, значит и девчонкам понравится, я же смотрел кино это с Дашенькой и вся музыка из него создавала иллюзию будто рядом где-то Даша. Я уже входил на кухню, когда из динамиков полилось: I Will Always Love You.

По их реакции я понял, что они меньше всего ожидали столь быстрого овеществления моего предложения выпить. Но виду они не показали, более того принесенная бутылка была встречена повизгиванием и довольным покрякиванием, как старая знакомая. Полину я подцепил на вечернем отделении год назад открытого Еврейского университета. Но не пил с ней.

Это точно, ведь память мою еще в армии хвалили, как единственную в подразделении способную воспроизвести гигантские положения всевозможных уставов и инструкций. С Машкой же и Анькой она меня и познакомила. Кроме иврита там преподавались арабский, арамейский, фарси, аккадский, идиш, персидский, а также европейские языки. Если б вы чувствовали этот запах! Вдыхая его, я забыл обо всех страданиях своих, правда, голова еще болела после сна, и лишь это позволило мне заметить, что себе девочки супа не положили.

Лучше уж первые не запивать, а когда пельмени согреются закусывать ими. Они и не обиделись, а лихо опрокинули по стопочке вслед за мной, лишь Аня поначалу чуть-чуть пригубила. Холодная водка даже не обожгла, а прошла в горло прямо как вода. Девицы же всем своим видом показали, какую гадость им пришлось выпить, и сразу потянулись запивать. Пока они обсуждали, заметно повеселев, выпитое и рассматривали этикетку на бутылке, я налег на суп, и, доедая его, почувствовал -- головную боль как рукой сняло.

К этому времени сварились пельмени, по радио объявили половину десятого, и я, дождавшись своей тарелки второго, отставил посудину, в которой только что был суп. Положив и себе сметаны, я объявил завершение перерыва между первой и второй: Раз все засмеялись, значит я пошутил хорошо. А Дарьюшка моя говорит, что юмор у меня подвальный, и так убедительно, что я ей верю. Так чего же они смеются?

Мысль мне эта пришла, и ушла, как водка из второй стопки, куда-то в подсознание. Вторая стопка подействовала на девочек заметно.

В таком подпитии их легко можно вызывать на откровенность или провоцировать в них кураж, но какие тайны могут быть у второкурсниц Института культуры, и какой кураж у девчонок, следящих за своей внешностью больше, чем за внешностью окружающих. Отметил я также, что и сам повеселел. Вот раньше мне до веселья надо было грамм четыреста, а сейчас и ста стало хватать, неужели спиваюсь?

От мысли этой повеяло на меня холодом замогильным, я вытащил из пачки "Союз-Аполлон" сигарету, закурил, но включившись в девичьи разговоры, я и об этой мысли забыл, и мне сразу стало теплее. И какой идиот нам такой предмет придумал?

А нам по ней второй месяц, ой, рассказывают про шпионов, разведки всякие, ой, и КГБ. А в конце семестра еще и зачет собираются устроить. Слушай, Овцеводов, у тебя же книгами дом завален, дай нам какие-нибудь, а мы реферат по ним напишем, и нам автоматом зачет поставят, мы и список тем захватили. Ай да Анька, вот так девка, -- с удовольствием подумал я, -- накормила, напоила, а теперь тепленького лепит, на реферат меня раскручивает. Конечно же помогу, думаю, но сперва поупиваюсь образованностью.

Денег этой самой образованностью я зарабатывать не научился, так хоть похвастаюсь. Да и что проку с образования. Все приятели мои побросавшие вовремя институты, или успевшие их закончить уже кто на BMW, а кто и на Мерседесах разъезжают. А самые, на мой взгляд, талантливые на Жигулях -- есть в этом какая-то закономерность. Я же выпал из жизни этой, еще туда не попав. На первом курсе учась, услышал я от старика-профессора одну фразу, которая мне жизнь всю и исковеркала.

Он на занятии древнегреческим языком отвлекся от аористов, вернее, его, умудренного, отвлек студентик один вопросом утвердительным: Так профессор ему, а вернее всем присутствующим сказал: Ведь всего за час до того, сидел я на занятии по санскриту, и переводил учебный текст из грамматики Бюлера. Точно не вспомню, но смысл текста такой: Когда Калиюга, то есть железный век достигнет силы, и будет предстоять гибель мира, закон погибнет.

Отпав от правильного образа жизни, многие брамины бросят Веды и будут совершать запретные дела. Они будут продавать запрещенные товары, будут есть несъедобное, и будут пить то, что нельзя пить. Вместе с шудрами они будут жить, шудрам служить, будут есть еду шудр, шудрам будут давать своих дочерей, и будут жениться на дочерях шудр. А шудры, набравшись гордости, займут место дважды рожденных, будут давать приказания браминам, решать тяжбы и властвовать над землею.

Роды воинов, правившие ранее согласно с законом, станут бессильными и постепенно погибнут. Таким образом, возникнет ужасное смешение каст, дикие варвары появятся на Западе, Востоке и Юге. Они нападут на арийцев. Дома и дворцы сожгут огнем, старых и молодых убьют, жен их и детей уведут связанными. Так земля станет необитаемой. А ведь мы при Калиюге живем. Это ведь факт научный. Варвары же появились.

Я их на войне, на Кавказе насмотрелся. Все это появилось в голове опьяневшей моей и опять унеслось куда-то в заоблачные дали, но в секунды эти налил я товарищам женщинам и себе тоже по полста и заготовил речь на предмет истории спецслужб для удрученных новым непонятным зачетом слушательниц. И выпил за речь: Водка, она ведь тоже предмет, и по ней не помешало бы зачет сдать.

Кстати, слово "предмет", это калька с латинского языка, калька со слова "объект", и придумал это слово Миша Ломоносов. Ведь латинский предлог оb -- то же самое, что русский предлог "пред", а корень глагола "метать" значит то же, что в латыни корень глагола jacere. Вот и получается, предмет истории спецслужб -- объект истории спецслужб.

Теперь я был без сомнения пьян, да и девчонки подошли к черте, за которой начинается сбивчивость в речи и мыслях. Но воспринимать они были еще в состоянии, тем более, если им рассказывалось нечто интересное. И я, прикурив от одной сигареты другую, продолжал: Ведь исследование предполагает эксперимент, анализ, а затем синтез, ну на худой конец, вместо эксперимента нужно хотя бы материал собрать.

А какой материал -- спросите у вашего теоретика, -- собрать мы можем на тех, кто миром правит? Затянувшись как в рекламе сигарет "Верблюд", и тем, создав небольшую паузу, продолжаю: Кстати, Полина, блин, ты вроде сейчас потрезвее других, не слышишь разве, что Хьюстон давно отпела, пойди в большую комнату, поставь другую какую-нибудь кассетку, пожалуйста. Та, проворчав нечто вроде: Я же, уже почувствовав себя в потоке, продолжал вещать: Так что, если есть служба с обманом, то она явно специальная, а где обмана нет, -- нет и спецслужбы.

Вот так и получается, исследовать нужно обман, но для этого и у вас студентки не вырос необходимый для этого орган, и у преподавателя вашего, видимо, тоже не вырос, если он, конечно, не выгнанный из КаГэБе маньяк-растлитель несовершеннолетних. Но по этим делам я не спец. Я же этой нормы не знаю, так как кроме красот ваших и здорового румянца на щечках, ничего разглядеть не могу.

Находится в районе станции метро "Удельная" Здесь я, конечно, слукавил, уж больно я люблю девчонкам мозги пудрить, но главная причина заключалась все-таки в том, что бутылка была почти опустошена, и бес начал путать меня, шепча на ухо: Видимо, и девкам опьяневшим шептали они, ведь закокетничали, а Машка сказала: Ты же вроде про ЦэРэУ нам рассказывал.

Сказать, что засмеялись феи мои -- ничего не сказать, заржали они чистыми девичьими голосами, и когда полегчало им немного, заговорила Анечка: Это удивило меня, так как имел я всегда представление, что юноши в Институте Культуры, либо вшами заросшие, либо педерасты, -- век живи, век учись.

Забрали остатки водки, бутерброды, сигареты с пепельницей и пошли в гостиную. Девицы немедленно оккупировали здоровенный диван, я же открыл комод, и рассматривая видеокассеты, уже пьянющий стал рассуждать, что же за фильм поставить. Аня, впрочем, и здесь взяла на себя инициативу. Буквально сползя с дивана, она на четвереньках подкралась ко мне, на пятках сидящему, и осоловелым, но по прежнему хрупким голосом своим говорит: Ой, "Горец" -- мне говорили, что интересный фильм.

Давай, поставь его, хочу посмотреть. Уж не знаю, кто ее на этот счет просвещал, но фильм этот действительно замечательный. Он появился у меня как раз перед тем как я в армию ушел, и годы доармейские, да и армейские тоже, прочно заассоциировались в сознании моем, как с настроением фильма этого и музыкой из него, так и с героем. Кратко говоря -- "Горец", как зеркало Митрофана Овцеводова. Пока я кассету заправлял, девицы успели обнаружить лежавшие на столе карты, и начали играть в дурака.

Я, разлив еще по рюмочке, присоединяюсь. С момента моего вступления в игру о фильме как-то позабыли они, да и я позабыл, ведь после того как были опрокинуты еще пятьдесят грамм, я внес отличное предложение, давшее игре вполне солидную прибавку в азарте: На это мое замечание внимание они уже не обратили, так как мысль, что я уже сижу перед ними в исподнем, оказалась настолько захватывающей, что девки принялись обсуждать и, смеясь, расписывать эту картину.

Это дало мне возможность без лишних слов сходить за очередной бутылочкой и даже открыть. В результате первых скоротечных игр я остался без носков, девицы же сняли с себя все украшения, а совсем невезучая Аня лишилась свитера. Азарт игры нарастал, и вот я сижу с голым торсом, а они в одних колготках и майках. Проигравший выпивал 50 грамм, и все окосели уже настолько, что любое сказанное в пьяном угаре невпопад слово вызывало и у меня и у соперниц моих приступ дикого и неостановимого хохота.

Наконец, даже не докурив очередную сигарету, я отыграл их колготки, что породило какие-то признаки стеснения у девочек. Бюстгальтеры были уже давно сняты -- зачем они, если есть майки? Не помню когда, но я выключил в комнате свет, на улице было темно -- время шло к полуночи, таким образом, свет в комнате давал лишь работающий телевизор, в котором очередной раз с криками сражались на мечах бессмертные, да практически незатухающие огоньки выкуриваемых нами сигарет.

Он не раз рассказывал мне о своем восхищении идеей этого кино. Свет был изменчив, и иногда под майками девушек явственно проглядывали соски, особенно часто у Полинки, видимо, у нее они были темнее, чем у остальных. Ноги же девочек, будто выточенные из розового мрамора, то прячущиеся под ягодичками, то вызывающе вытянутые, успели побывать в телевизионном освещении и синеватыми, и возбуждающе красными.

Эти ноги и эти соски все больше привлекали мое внимание, и я стал уже ощущать, что уда моя дерзко и безнадежно напрягается. Это было тем более ужасно, что заглядевшись я проиграл, и следовательно мне предстояло, выпив штрафные пятьдесят, снять брюки и остаться в одних трусах.

Факт сей привел девушек в восторг, и когда я опрокинул стопку, они ни за какие коврижки не хотели продолжать игру, пока я не спущу с себя штаны. Не без огрызаний я делаю это, замечая, как зачарованно смотрят они на мои темно синие армейского образца трусы.

И вот, сижу я уже, прижав ляжки к низу живота, чтоб не выдать предательскую плоть, и думаю лишь об одном -- не проиграть бы. И я не проиграл. Сначала Полинка, а затем и Машка с Анькой расстались со своими трусиками, и лишь тогда до всех нас, кажется, дошло, что за каких-то часа полтора юноша и три девушки оказались практически голыми в пустой теплой квартире, вдобавок, пьянющие, как говорится, до синих мух.

Не знаю, что феи мои добрые почувствовали, сидя в своих уже окончательно прозрачных футболках на голое тело, и глядя на меня, такого же голыша в трусах "пятьдесят лет советскому футболу", но я ощутил то, что в книгах по сексологии называется возбуждением, причем это было не книжное, а вполне реальное и стремительно нарастающее возбуждение. Ну и что прикажете делать в такой ситуации?

У меня опыта такого еще не было, и я спросил: Ане выпитого похоже хватило и она, вытянув ноги, уперлась своими теплыми пятками в колени мои, да так лихо, что через стекла очков своих видел я уже пушок на лобке.

Впрочем, на момент видел я похожую картину и когда Полина руками размахивала, и когда Машка карты сдавала. Отметил я также вещь одну забавную -- прическа у Полинки состояла из волос крашеных, -- а я об этом и не догадывался.

Здесь явной стала еще одна примечательная, но не слишком заметная, пока все были одеты, вещь, -- играли то мы, сидя на одном диване, и диван этот стал заметно тесноват. Проиграли Анька и Машка. Выпив, они стащили с себя футболки, и теперь, в присутствии обнаженных, и красивых не только молодостью своей, но и сложением безукоризненным девушек, чувствую я, что кусок синей ткани на мне уже точно не имеет значения.

Анечка видимо достаточно выпила, так как проиграв всю одежду свою, улеглась в позе тициановской Венеры, положив голову на колени Маше, прикрыв их своими темнорусыми волосами. Играли я и Полина.

Маша, казалось, за игрой не смотрела, а вглядывалась в экран телевизора, где на фоне надписи Silver Cup, что намекало, видимо, на чашу Грааля, решалось будущее человечества. Я так засмотрелся на точеный, как у жены Гете, профиль Машкин, что зевнул и проиграл. Даже Аня проснулась, хотя подозреваю, она лишь прикидывалась спящей.

Стыда я уже не ощущал. Более того, плоть, бунтовавшая моя, совершенно, как я отметил, успокоилась, так что стаскивая с себя последний атрибут своей одежды, чувствовал я себя абсолютно умиротворенно теперь, да вдобавок, мертвецки пьяным -- последние пятьдесят сделали свое мерзкое. Однако, взглянув на себя, принимаю как факт свою наготу и осознаю двусмысленность ситуации, тем паче, что девки, разглядев меня во всей неприкрытой красе, включающей и достоинства мои, отчего-то перестали вдруг пьяненько похохатывать и возникла пауза, весьма губительно действующая на интимность и превращающая ситуацию в патетическую.

Как и в других ситуациях, когда нет времени подумать, я действую не думая. Видя, какой пеленой покрыты глаза у девиц, и полагая, что на моих глазах пелена не менее густая, я просто прикидываюсь пьяным, и со словами: Очутившись лежащим в форме латинской буквы s, да вдохнув запах, исходящий от голого девичьего тела, к тому же в столь специфическом месте, понимаю, как много я выпил водки, и слышу смех сразу троих своих подружек, сопровождаемый обсуждением объявленной кем-то из них темы: Кажется, они обсуждали это целую вечность.

Заботливая Анька даже очки с отяжелевшей головы моей стащила -- душечка. Я же сперва почувствовал себя довольно уютно, и, возможно, так и уснул бы, раздумывая о том, что веселого в моей голой спине, ягодицах и торчащих из под них пяток, но новая эмоция вдруг захлестнула меня с силой, сразу изменившей сложившийся порядок.

Вдруг я почувствовал неудержимую тошноту и понял с ужасом, что меня сейчас вырвет, если я не поменяю свое положение. Оказаться блюющим мне совсем не хотелось, некрасиво это, -- я, во всяком случае, так считаю. Вот я и поворачиваясь набок, но тут обращаю внимание на руки.

Они оказывается уже на бедрах Полинкиных оказались, отчего она податливо последовала за моим движением и плюхнулась на. Тошноту как рукой сняло, но другая напасть прибавилась, -- ведь теперь голова моя ни на чем не лежала, и я в поисках этого чего, а что-то я спиной голой своей ощутил, переворачиваюсь на другой бок.

Губы мои уперлись во нечто сладко знакомое, но давно забытое. Я попробовал на язык, но не вспомнил, видимо, не распробовал, попробовал еще -- опять без результата, и лишь приоткрыв левый глаз вспомнил, увидев сосок груди женской. Интересно чей он, думаю, Машкин или Анькин? Полину я исключил, так как осознал, что именно она гладит мне сейчас голову и плечи, и еще осознал я, что продолжают они чувствовать себя хорошо, ибо смеялись.

Где то вдали я услышал Машкин смех, Анькин же почему то был еле слышен и совсем необычен, как будто превращаясь в звук который я б счел забытым тоже, но увидев грудь я сразу звук этот вспомнил.

Вспомнил я и то, где я слышал такое, и у кого. И вспомнив до мелочей как и когда я у ней все это видел и слышал, а было такое не раз, я совсем перестал замечать и то, что Полинка мне плечи теперь не только гладит, но и целует, что Анечка меня тоже гладит, и, обняв, к себе лапочка прижимает, Маша же тоже какими-то ласковостями занимается, но я их как-то косвенно и лишь на периферии тела своего ощущаю.

Ощущать я ощущаю, но в голове моей появляется нечто такое, что распространяясь по всему телу вполне могло бы напомнить порывистый ветер, или вернее морской прибой.

Открою глаза -- исчезнет это, закрою -- опять несет. Ощущение это знакомо каждому пьянице, ведь ради него люди и пьют. И вот я уже на спине лежу и вижу, что и Полинка футболку свою сняла, и целуются девчонки не только со мной, без движения как чурбан лежащим, но и друг с другом, а если глаза закрываю, вижу Дашеньку свою, но уже одного меня целующую, и не меня вихрь уносит, а американцев, англичан и мордоворотов всяких с лицами отчего-то типичными для разного рода жидовинов.

Тело мое от поцелуев Дашуньки моей расслабляется, и руки как-то сами залезли под голову. Это последнее воспоминание от вечера. Дальнейшее -- молчание, так как уснул. Не последнее это было воспоминание. Отчего-то запомнил я еще низкое ночное зимнее небо, лезшее в окна комнаты. Не знаю зачем и почему, но запомнил.

Щурясь тяжелыми веками, вижу исполненные неподдельного ужаса глаза Полинки и Машки. Тут только я осознаю, что лежу совершенно голый, хоть и заботливо укрытый покрывалом, да и подушка под моей неразумной головой присутствует.

Надо вставать, блин, и кого принесло в такую рань, явно кого-то имеющего отношение к семье моей, иначе кто будет так долго и нахально звонить?

Где мои штаны, футболка и очки?! В коридоре слышались звуки, должные символизировать радость моих гостей по поводу знакомства с моим родителем, я же, резко откинув покрывало и сунув пятьдесят лет советскому футболу под подушку, впрыгиваю в джинсы и накидываю футболку с надписью Green up.

Все это заняло секунды три, в годы своей спортивной молодости я за это время наносил семь-восемь ударов по макиваре, ударов достаточно сильных, интересно, сколько бы я сейчас их, и главное -- с какой силой успел бы нанести за то же самое время? Не ложиться же в больницу, как некоторые. Вот сейчас пойду на кухню, пока ты переоденешься и дам руководящие указания, чтобы и на тебя заготовили завтрак.

Cказал и делаю ноги, взяв в охапку покрывало, подушку с сюрпризом и обе опорожненные бутылочки. Пошатываясь, дохожу до своей комнаты по коридору, оставляю это добро там, а сам иду на кухню, где лицезрею неулыбчивые почему-то лица красавиц.

Или властный взгляд отца моего, отставного полковника Советской армии, отнял у вас способность к воспроизводству пищи? Каждая из девчонок разразилась в мой адрес ругательством, причем матерным, каковые на ноющую с перепоя голову мою не произвели никакого впечатления, ну и пускай я мудило, по мнению Полины, пускай мудак, согласно Машке, и пускай мудозвон, по версии Аньки.

Такое спокойное, я бы даже сказал, академическое, начало моей утренней речи вызвало хохот их, я на него и рассчитывал, учитывая пережитый всеми нами ночной бардак, плюс холодный утренний душ от возвращения старика-отца.

Скажите, что ваша преступная группа, в составе трех девок-артисток, пользуясь слабостью голодающего студента, проникла в квартиру вышеуказанного, и, хладнокровно накормив его до отвала у последнего чувства реальности, подвергла несчастного студента сексуальным издевательствам и использовала в качестве предмета развлечений для запланированного вами преступного девишника.

Думаете он поверит в такую чушь? Девки вновь засмеялись, а Анька не выдержав, даже бросила в меня тряпкой для вытирания стола, но промахнулась, так как я пошатывался, а она была явно в состоянии аффекта от выпитого вчера и смеха.

СУМАCШЕДШИЙ ПИКАП ПРАНК / ТОП - 5 МОМЕНТОВ ЛИЗАНИЯ ПИЛОТКИ / Edward Bil

Я жадно выхлебал здоровенную кружку чая, а затем налег на пельмени со сметаной, да приговаривал: Состряпали они отцу, я доел и позвал его на кухню, мы же всем скопом отправились в комнату, которую по старой привычке у меня в семье именуют детской. Там и сидим, я -- страдая от ломоты в голове, девки -- обсуждая планы на день, и осмысляя достоинства мои, а именно: Затем, подобрал я книги для студенток: В описываемое время перевод этой книги вышел в России.

Что именно из произведений офицера ПГУ Конрада Молодого или о нем дает девушкам Овцеводов сказать трудно, ибо наше общение с автором записок редко затрагивало вопросы новейшей библиографии.

ensucsila.ga литература: Попов Михаил Михайлович. На кресах всходних

Закрыл я дверь за ними, послушал их смех на лестничной площадке, пока они лифт ждали, покурил в ванной, и побрел в комнату свою, отсыпаться. Естественно, при сокращении я учитывал лишь свои предпочтения и рассуждения о том, что интересно будет читателю, а что.

пилотка бритая с знаком бмв

Вообще же в полном виде эти изыскания Митрофана недурно было бы издать отдельной книгой, однако я по собственному опыту знаю, что это пустое дело, так как никакой прибыли не принесет, а лишь огромные хлопоты. Овцеводовы, или вернее Барановы -- древний род.

Традиционно все ветви своего генеалогического древа они сводят к одному корню -- латинским Овиниям, одному из наименее известных историкам, однако весьма влиятельному в Риме всадническому роду. Фамилия Овцеводов -- Овиний -- в римской истории довольно поздняя.

Более известен ее древний вариант -- Овидий, первоначально же Овцеводовы даже Барановыми не именовались. Называли их просто -- Овии, то есть Бараны. Надо сказать, что древность рода Овиниев была общепризнанной и никогда никем не оспаривалась. Варрон, например, даже намекал на то, что главной опорой основателя Вечного города Ромула были два пастушеских рода -- Овиниев и Тавриниев. Последних, впрочем, он ставил несколько выше, говоря о том, что именно быку или корове поручалось намечать места для постройки римских стен и ворот.

Так или иначе, но старейшее установление квиритов обязывало платить штрафы волами и овцами, а первые выбитые в Риме монеты помечались изображениями составивших состояния этим родам животных.

Иначе римляне животноводство и не рассматривали. Скрофа говорит ясно, -- фундамент всякому состоянию -- скотина. Однако первыми это поняли именно Овинии, о чем безапелляционно заявил Тит Помпоний Аттик -- из диких животных первыми были пойманы и приручены человеком овцы. За заслуги Овиниев и Тавриниев древние начали вести счет двенадцати знакам зодиака с главных животных -- Овна и Тельца, -- ставя их даже впереди Аполлона и Геркулеса, которые следуют за ними под именем близнецов.

Овинии издревле относились к своей славе с большой самоиронией. Современные историки считают первым литературным памятником Барановым чуть ли не "Одиссею", в которой бараны спасают от циклопа Полифема спутников царя Итаки, и, конечно, многочисленные "Аргонавтики" с описаниями похода за золотым руном, однако Овинии в семейном кругу над этим лишь потешаются.

Молодой поросли Овцеводовых все эти литературные памятники даже не предписывались к обязательному изучению. Единственно уазика можно без эстакады или ямы прошприцевать, а этого. Но и в болотину на нем не нужно ездить. А я их помню, приезжали к нам на базу гувд чиниться Запчастей на них ни хрена не было, масло водилы нередко заливали наше а нужное забирали для личных авто, никаких условий для их ремонта и обслуживания не было как и инструмента и оборудования.

Писали что ресурс у двигателя запредельный и у 4 ступки автомата тоже с ресурсом все хорошо. А так - легковушка на раме. Клинерс вроде как для новосибиской зимы вполне подходящий. ГУР - с червяком, как у уазика, никакой рейки. И мне не приходят на память наши отечественные легковушки с V8 объемом 4.

Зил легковушка на раме с v8 за 7 литров Впередсмотрящий А что тут не так? Важно, что первично, а что вторично, поэтому если вы не понимаете законов формальной логики, то спорить бесполезно. Хотя бесполезно спорить вообще в любом случае.

Нравится вам считать, что Аутлендер вторичен по отношению к Пежо, раз вы такой франкофил - да и пожалуйста, планета не рухнет. Ей-Богу, не стоит это наших с вами нервов. УЗАМ не клон М, а творческая переработка, гильзы завтулили - потому что по другому не умели на тот момент в СССР, поэтому и пришлось межцентровое увеличивать и.

Но в основе конструкции как первоидея - он, М Отсутствие в линейке Ниссана внедорожника меня уже мало трогает, когда были тучные годы, были Террано 1 и Террано 2. К сожалению к счастью? Надо сказать, что вставляет больше, чем лифтованный Террано. Кроме клиренса есть еще большой задний свес, большая база и большой передний свес. Что никак не компенсируется мотором 4,6 литра с задним приводом при езде по нечищенным дорогам. Вадимыч Зил легковушка на раме с v8 за 7 литров Это не легковушка, - это членовоз.

Для людей у нас такие машины не выпускались. Ну тогда то и зв жигулями в очереди стояли. А сейчас такой зил любой может пойти и на автору бу купить new Важно, что первично,а что вторично, Это Вам важно, а меня в данном случае это не волнует. Мне важно, что это одинаковые машины.

пилотка бритая с знаком бмв

Зато у Вас логика тут просто неформальная. Какая связь между тем, что первично-вторично и моим пониманием формальной логики?: Или когда кончаются аргументы, всегда можно перейти на личности? Ну спасибо за разрешение. Только ещё раз повторяю - я не говорил, что считаю Пежо первичным к Аутлендеру. Я только сказал, что это одинаковые машины и ничего. У меня начальник цеха мой друг был, висела у него бумага типа "нормы отпуска масла при ТО" и отдельно на Форд были нормы на хорошее масло из бочки, то ли синтетика то ли полусинтетика, фирму не помню кажется Мобил но могу ошибаться.

Приходит водитель с канистрой ему из бочки со склада отпускают масло и дают фильтр. Видел я эти моторы потом со списанных машин, лежали на заднем дворе я в обеденное время начал один разбирать попросили головки снять а там всё размеры дюймовые Ни фига там ни Газ, гораздо сложнее мотор. Остальные машины-патрульные Уазы заправляли каким то загадочным маслом из цистерны, зеленоватого цвета и сомнительной вязкости Если водитель тырил качественное масло и заливал в Форд то что из цистерны то я этому мотору не завидую Насколько помню в АКПП масло вообще не меняли, могли спокойно буксировать Фордом поломанную машину-относились как к телеге Кстати именно на автобазе Гувд я понял что Уаз сверхнадёжная машина учитывая как над ними издевались и какую гадость в них заливали, самым надёжным мотором оказался Умз и когда я выбирал себе Уаз в Торгмаше то сразу взял Хантер из первой партии с м и не прогадал.

Читал в интернете, что его четырехступченчатая АКПП не предполагает замены масла, оно там типа на весь срок службы коробки.

Новокшонов Дмитрий Евгеньевич. Ход бараном

Очень может быть, что и буксировка с такой коробкой норм. В США, очень часто покупают внедорожники для буксировки немаленькой лодки на трейлере. В Америке очень любят минералку, но обязательная замена раз в 8 тык. И этот Форд не исключение, только вязкость нужна 5W Это зря - завод рекомендует замену масла в АКПП раз в 60 тык.

Разговоры про масло на весь срок службы это легенда - там обычный Дексрон. Саня hanter В Америке очень любят минералку, но обязательная замена раз в 8 тык. В Америке в большинстве штатов климат другой у нас в Краснодарском крае её тоже любят. У нас тут мужик с Донбасса работал, очень удивлялся что у меня в тракторном дизеле залита полусинтетика Зиг но всё понял когда узнал что у нас как то было зимой На авто такого класса Акпп с пожизненным ресурсом масла быть не может-просто спец.

Так нет никакой разницы по температуре - минералка или полусинтетика, если они обе 5W